Город Столин

Сайт города Столина и Столинского района Беларусь

RSS 2.0

Русская Америка Ивана Пашкевича

Перепечатывая это интервью, предлагаю столинцам вспомнить одного из «героев вчерашних дней». В конце будет ссылочка на «свежие» размышления Ван Ваныча и мой коммент. И вообще, давайте обсудим «текущую ситуацию» :)

Александр ИГНАТЮК.


Около четырех лет назад бывший замглавы Администрации президента, экс-депутат Палаты представителей Иван Пашкевич уехал в Америку. Свой переезд за океан он не рекламировал, поэтому новость об эмиграции, которую тогда распространили интернет-ресурсы, для многих стала несколько неожиданной.
Все эти годы Иван Иванович не афишировал свою новую жизнь. Телефонов Пашкевича не имели даже его отдельные товарищи по политике. В Союзе евангельских христиан-баптистов, советником председателя которого одно время был Пашкевич, говорили, что белорусские родственники Ивана Ивановича не хотят сообщать его координаты. А сам он принципиально не отвечал на электронные письма…
Тем не менее «Народная Воля” его разыскала. В Филадельфии (штат Пенсильвания, США).
Стоит заметить, что Иван Иванович не горел желанием откровенничать. И поначалу вообще хотел деликатно уклониться от разговора, но как-то слово за слово и…
Это первое «американское” интервью Ивана Пашкевича, которое он дал Марине КОКТЫШ, корреспонденту газеты «Народная воля». Фото Sergej Taran «Protestant”

Будни


— Я очень хотел бы вернуться в Беларусь, — неожиданно признался бывший высокопоставленный чиновник.

— А почему тогда уехали?

— Есть много причин. Среди них политические и религиозные. В том числе и мотивы личного характера, о которых я не хотел бы говорить. Поверьте, это очень личное…

— Расскажите тогда, когда планируете вернуться в белорусские края?

— Пока не знаю. Но за всеми событиями, что происходят в Беларуси, я слежу. Причем очень внимательно. У меня вообще складывается впечатление, будто я по-прежнему в Беларуси, а не за ее пределами, поскольку информации получаю очень много — и в интернете новости читаю, и личные контакты поддерживаю. Можно сказать так: почти еженедельно встречаюсь с теми, кто наведывается сюда по религиозным делам из разных регионов Беларуси. Плюс работа такая, что я в курсе всего…

— Если не ошибаюсь, вы издаете газету…

— Да, я являюсь редактором и издателем газеты «Новое слово”. Это христианское издание. Одновременно утвержден редактором журнала «Источник” — официального издания славянских евангельских церквей, которые являются национальным подразделением крупнейшего религиозного объединения Америки, насчитывающего свыше 3 млн членов — Ассамблея Божья США. Работа позволяет мне много ездить, посещать церкви. Поэтому информации и контактов столько, что иной раз хочется и отдохнуть. Но это только мечты. Я почти круглые сутки занят любимым делом.

— Вы газету создавали с нуля или она и до вас выходила?

— Нет, это новая газета. В штате Пенсильвания издается несколько русскоязычных газет. Что касается «Нового слова”, то я назвал бы это издание не религиозным, а просветительским. При этом газета межконфессиональная. Распространяется не только по США, но и по церквям Канады, Уругвая, Парагвая. Знаю, что ее рассылают по городам и весям бывшего СССР — потому что оттуда тоже получаю отзывы. Мы печатаем новости из жизни церквей из всех стран мира.

Кстати, корреспондент нашей газеты официально аккредитован в Беларуси.

— Вы заняты журналистикой, а дочки, жена?

— Младшая в этом году заканчивает колледж и автоматически переводится в университет. Старшая учится в Дрексел-университете — это ведущий университет Пенсильвании. С гордостью скажу, что мои дети входили в десятку сильнейших учеников школы.

— А мне казалось, что они закончили белорусскую школу…

— Нет, они еще здесь три года учились. Похвастаюсь: обе получали стипендию за отличную учебу. А старшая дочь Ольга вообще среди шестисот конкурентов выиграла крупнейшую стипендию, которая полностью покрывает ее дальнейшую учебу в университете.

— Они английский в Минске осваивали?

— Фактически выучили уже здесь, в Америке.

— А как у вас с иностранным?

— К сожалению, язык хромает. Но так, наверное, у многих, кто в свое время учил немецкий. Но общаться могу. Хотя Америка — такая уникальная страна, в которой можно прожить и без досконального знания английского. Здесь огромная русскоязычная диаспора. К примеру, нью-йоркская диаспора — это два миллиона русскоговорящих человек, Флорида (регион Майами) — миллион, Филадельфия (Пенсильвания) — 300 тысяч. В Филадельфии много вывесок на русском. Здесь есть русские магазины, рестораны, кафе, аптеки. Такое впечатление, что как будто и не в Америке живешь…

Политика


— Иван Иванович, а белорусской политикой еще интересуетесь?

— Конечно, интересуюсь. И то, что сегодня происходит, оставляет осадок…

На мой взгляд, какими бы хорошими идеями ни руководствовалась оппозиция, нельзя загонять страну в полную изоляцию. Изоляционизм никогда не приводит к добру — с точки зрения экономики, культуры, политики, той же демократии.

— То есть вы против санкций, в том числе и экономических, в отношении Беларуси?

— Категорически! Они к добру точно не приведут и никак не скажутся на тех, ради кого как будто предпринимаются.

Поведение тех, кто оказался в настоящее время наверху оппозиции, вызывает недоумение. Призыв к введению санкций против Беларуси окончательно лишит многих оппозиционных лидеров политической перспективы внутри страны. Если оппозиция планирует прийти к власти с помощью революции и поддержки извне — а ее поведение заставляет подозревать в наличии только такого сценария, — то она глубоко заблуждается. Время больших потрясений в Беларуси прошло, а выступление за экономические санкции — это, на мой взгляд, вообще удар по народу Беларуси. Люди такого не простят.

На горе Беларуси, у нас нет системной оппозиции — в широком смысле этого слова. Ведь, по сути, в сфере оппонентов власти также произошла узурпация власти. Образно выражаясь, оппозиция  «у власти” почти столько же лет, сколько и действующая государственная. Смены лидеров, несмотря ни на что, так и не произошло. И к словам оппозиционеров мало кто прислушивается, их не слышит не только действующая власть.

Я прекрасно понимаю, что меня за эти слова будут критиковать, и кто-то наверняка скажет: мол, осуждать всегда легко, но… Как говорят, издалека виднее.

— И какой вы видите выход из ситуации, когда власть совсем не слышит оппозицию?

— Скажу так: в Беларуси теперь есть устойчивая власть и устойчивая оппозиция. Одна действует внутри страны, а другая — за ее пределами.

На мой взгляд, должна появиться совершенно новая оппозиция. Такая, которая присутствовала бы в самых разных сферах и могла оппонировать власти. Мне могут возразить: мол, у нас есть оппозиция, выступающая за диалог с властью, но и к ней все равно никто не прислушивается. На мой взгляд, от баррикадной оппозиции критика вообще не воспринимается. Нынешние противники белорусских властей умеют хорошо лишь акции проводить да рекламировать их. Нужны новые люди, которые по-другому взглянули бы на все происходящее. А только жесточайшая критика и возгласы «Долой!” — это во вред стране и народу.

— Вы критикуете только оппозицию. А может, дело не только в ней?

— Да, белорусская власть тоже допускает ошибки — как и в любой другой стране. Однако на то и власть, чтобы ее критиковали. Но я говорю прежде всего о конструктивной критике, а Беларусь уже давно забыла, что это такое…

— Вы входили в состав депутатской группы «Республика”, которая вроде позиционировала себя как конструктивная оппозиция. И что, много к вам прислушивались? Так вы ж не на улице были — в парламенте!

— Не стоит обижаться, что к тебе не прислушиваются. Если представляешь другую сторону, должен быть готов, что тебя не всегда будут слушать. Но я говорю о другом — сейчас, когда принимаются жесточайшие шаги по отношению к Беларуси, оппозиция должна взвешивать каждый свой шаг. И это не только мое мнение. Белорусские события вызывают огромный интерес у русскоязычного населения Америки. Это все обсуждается, анализируется…

Или вот относительно свежий пример. В разгар президентской кампании на сайте «Хартии” был размещен материал о митинге, который провели сторонники Владимира Некляева и Андрея Санникова на Привокзальной площади. И там говорилось, что на второй стороне вокзала был небольшой пикет сторонников Лукашенко, которых милиции пришлось защищать от «демократов”. Я вспоминаю другие времена, когда я как представитель власти совершенно спокойно шел на митинги оппозиции от имени власти. Оппозиция принимала какие-то резолюции и передавала их мне как представителю Администрации президента. Я даже выступить мог на подобных акциях. А сегодня это невозможно. И не потому, что власть боится, а именно из-за нетерпимости оппозиции. Исчез демократизм, оппозиция превратилась в революционеров, которые выступают за непримиримое противостояние с властью. Такие люди есть в любой стране, но беда Беларуси в том, что у нас нет другой оппозиции — спокойной и рассудительной.

— Иван Иванович, сами знаете: вас упрекают в том, что вы слишком много сделали для укрепления нынешней власти. Вы занимали разные должности, высказывали разные мнения. Иногда даже позволяли себе высказать некий протест. Наверняка все свои поступки уже тысячу раз переосмысливали. Может, сейчас что-то иначе делали бы?

— Безусловно, я размышлял об этом. Понимаете, когда ты находишься на высоком государственном посту, то должен размышлять не о личном, а об общественном. И если отбросить личностное и говорить о том участке, который в ту пору мне был вверен, то я не сожалею ни о чем.

— А сегодня, если бы вернулись в Беларусь, согласились бы снова пойти во власть?

— Хотите спросить, какую позицию занял бы? Я считаю так: если хочешь сделать что-то полезное для страны — делай. А как это делать и с какой стороны баррикад находиться — это уже совсем другой вопрос.

Безусловно, сегодня я вел бы себя по-другому…

Ностальгия


— Иван Иванович, а вам в Америке сладко живется?

— Такой вопрос… А вам в Беларуси?

— Хотелось бы слаще.

— Наверное, и я так скажу. Когда занимаешься своим делом — тогда все нормально. Главное — найти самого себя, где бы ты ни находился. Может быть, здесь труднее тем, кто по каким-то причинам изолированно живет. А я… Будто и не в Америке нахожусь. Даже странно: может, и хотел бы что-то забыть, от чего-то оторваться, но невозможно!

— Значит, по родине не скучаете?

— По родине всегда скучаешь. Не скучать по дому — ненормально. Мне кажется, любой ностальгирует — и по родине, и по каким-то мелочам.

— Кстати, о мелочах. Я когда была в Америке, жутко скучала без нашего кефира…

— Я живу между двумя русскими магазинами. Не поверите — в одном из них стоят огурцы с этикеткой Слуцкого консервного завода! Этим все сказано. В русских магазинах есть буквально все. Может, конечно, эти этикетки делаются на Брайтон-бич, но наше! Грибы из Беларуси в баночке, конфеты — из Украины. Даже колбаса «Советская” и «Докторская” есть. Иногда, повторюсь, даже хотелось бы отмежеваться от всего этого…

Наша церковь — одна из самых крупных здесь — называется Минская, потому что основной костяк прихожан — граждане Беларуси. По этой причине у нас, как я уже говорил, практически еженедельные гости из Беларуси. Одним словом, живем как дома. Может, даже чуть больше скучал бы по родине, если бы вестей оттуда было меньше. А так любая белорусская новость у нас живо обсуждается — это парадокс Америки…

— Не так давно бывший спикер Верховного Совета Беларуси Семен Шарецкий в интервью «Народной Воле” сказал: кто ступил на американскую землю, без хлеба и под дождем не останется…

— Я с ним полностью согласен. Без помощи и поддержки здесь никто не останется.

Например, в церкви постоянно звучат объявления типа: «Молодой человек, приехавший оттуда-то, нуждающийся в комнате, подойдите к пастору”. Нужна кому-то нянечка или кто-то ищет работу — люди и церковь мгновенно откликаются. Здесь вообще принято помогать друг другу. И, например, если у нас в Беларуси работа на благо общества сегодня вызывает некий скептицизм, то здесь без этого невозможно. Вы можете быть круглым отличником, но если в анкете не указана работа в «комьюнити”, вас не примет ни один вуз. Знания — это важно, но о-бя-за-тель-на и польза, которую вы приносите региону. Здесь любой ученик с гордостью напишет в анкете, что поет в церковном хоре или в музыкальной группе школы, что помогает пожилым людям. К сожалению, многие подобные вещи в Беларуси утрачивают это значение. Когда страна живет баррикадами, не до сбора макулатуры. Хотя, признаюсь, я когда-то и сам на все это скептически смотрел. А в Америке это очень поощряется и сплачивает.

— Что еще из американского образа жизни вы адаптировали бы в Беларуси?

— В Беларуси все почему-то занимаются большой политикой и большой экономикой. Если даются какие-то рекомендации, то по самому высшему разряду: как перестроить, сломать. И в этих высоких размахах забывается элементарное и самое простое. Спокойствие, поддержка друг друга, сочувствие. Это то, что нужно обязательно прививать белорусам. Особенно сейчас. И я уверен, что рано или поздно с бытового уровня это понимание перейдет на государственный. И тогда терпимость друг к другу, уважение к чужим взглядам будет и у нас на самом высоком уровне.

— Иван Иванович, я смотрю, вы прекрасно ориентируетесь даже в мелочах белорусской действительности…

— Да о чем говорить, когда у многих здесь идет БТ. И я почти каждый день смотрю белорусские новости, «Панораму”. Поэтому и говорю: такое впечатление, будто из Беларуси никуда и не уезжал…

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА

Иван Пашкевич родился 11 мая 1955 года в деревне Бережное (Бор-Дубенец) Столинского района Брестской области.

Окончил Московский государственный университет имени Ломоносова (1981), журналист.

Трудовую деятельность начал в 1972 году слесарем-авторемонтником. Служил в рядах Советской Армии. С 1981 года после окончания МГУ — на комсомольской работе, занимал ряд руководящих постов в различных структурах власти.

В 1993 году прослушал учебный курс по вопросам дипломатической службы Международного центра высшей деловой администрации при Дипломатической Академии МИД Российской Федерации.

4 февраля 1997 года назначен на должность замглавы Администрации президента. Курировал вопросы, связанные с формированием и реализацией государственной идеологии и информационной политики, координацией деятельности средств массовой информации, информационным обеспечением деятельности администрации президента. Осуществлял общее руководство деятельностью Главного управления общественно-политической информации, пресс-службы президента, отдела подготовки выступлений.

Депутат Верховного Совета Республики Беларусь (1995—1996), депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь (1996—2000), член Комиссии по международным делам и связям с СНГ (1996—2000), Комиссии по правам человека, национальным отношениям и средствам массовой информации (с 2000).

Был директором аналитического фонда «Политика. Гражданские инициативы и диалог”.

Женат, две дочери.

ПРОФИЛЬ


Политик Иван Пашкевич — фигура далеко не однозначная. Его есть за что хвалить, однако есть за что и критиковать.

Какова его роль в белорусской политике?

На этот вопрос «Народная Воля” попросила ответить тех, кто его хорошо знает и когда-то работал с Пашкевичем и в Верховном Совете Республики Беларусь 13-го созыва, и в Палате представителей.

Василий ШЛЫНДИКОВ, экономист,  депутат Верховного Совета 13-го созыва: «У него есть собственная картина мироздания…»

— Иван — человек не без способностей. Но, наверное, у него в голове есть какая-то своя собственная картина мироздания. О таких людях говорят: очень скользкий. Думаю, ради собственной выгоды он может многим поступиться. Он всегда быстро ориентировался, всегда держал нос по ветру. И очень уж рьяно помогал устанавливать в нашей стране диктатуру…

Иван пытался что-то говорить в Палате представителей — не все ему нравилось в нашей действительности. И иногда правильно говорил, по делу. Но закончилось все это ничем. В конечном счете он оказался не нужен власти…

Еще могу сказать, что я бы с ним в разведку не пошел…

Павел ЗНАВЕЦ, дэпутат Вярхоўнага Савета 13-га склікання: «Пашкевіч садзейнічаў усталяванню дыктатуры на Беларусі»

— Падчас дзяржаўнага перавароту ў 1996 годзе Іван Пашкевіч быў на баку Лукашэнкі. Яго тады называлі правакатарам — пра гэта Генадзь Карпенка адкрыта казаў. Пашкевіч заклікаў падтрымаць Лукашэнку, гаварыў, што варта запісвацца ў Палату прадстаўнікоў — тады гэта, канечне, амаль ніхто ўсур’ёз не ўспрымаў. Дзякуючы такім, як Іван Іванавіч, Лукашэнка тады і перамог. Хацеў таго Пашкевіч альбо не, але, паспрыяўшы дзяржаўнаму перавароту, ён садзейнічаў усталяванню дыктатуры на Беларусі.

Нейкі час Іван працаваў у Адміністрацыі прэзідэнта. Праслужыў там некалькі гадоў, і, мне здаецца, ён зразумеў, куды ўляпаўся… А дагэтуль, паўтаруся, ён займаў такую слізкую пазіцыю. Пры гэтым варта адзначыць, што ў сваіх памкненнях ён быў шчырым. І пры адной з нашых сустрэч я дараваў яму ўсе гэтыя хібы і сказаў: лепш раней зразумець, што Лукашэнка — крывавы дыктатар. Мне падаецца, што Пашкевіч гэта разумеў — ён жа веруючы чалавек…

Ольга АБРАМОВА, депутат Верховного Совета 13-го созыва и Палаты представителей: «Геннадий Карпенко поднял его и просто снял с трибуны…»

— Иван Пашкевич — человек с убеждениями. Он стремился выстроить карьеру и добиться каких-то впечатляющих результатов не только для страны, но и для себя лично. С этим связана его противоречивость.

В Верховном Совете 13-го созыва мы с Пашкевичем были в одной социал-демократической фракции «Союз труда”. И накануне референдума, когда Пашкевич начал публично весьма верноподданически вести себя и к тому же предавать коллег, в том числе и с трибуны парламента, и внутри депутатской фракции, я вынуждена была поставить вопрос ребром: или я выхожу из фракции, или Пашкевич. Как сейчас помню, Пашкевич стал бордового цвета и возмущенно высказался, что он — создатель фракции, поэтому никаких разговоров о его уходе и быть не может. Ушла я. А вслед за мной — Мечеслав Гриб и Александр Бухвостов. До референдума тогда оставались считанные дни…

Помню, однажды, когда Пашкевич агитировал за референдум с трибуны, не выдержал Геннадий Карпенко. Он просто поднял его и аккуратно снял с трибуны…

Затем Пашкевич получил высокий пост в Администрации президента. И в это время он много сделал для либерализации экономического законодательства, он поддерживал рыночную экономику. Но довольно быстро он оказался вне стен Администраци — думаю, не вписался со своими взглядами. И оказался в Палате представителей второго созыва. Вполне реально, что он сменил свои жизненные приоритеты, поскольку большая часть его близких уже была в США, — полагаю, он уже тогда подумывал о том, чтобы, закончив работу в ППНС, сменить гражданство.

В Палате представителей, конечно, это был очень яркий депутат. Это был совсем другой Пашкевич, который вел себя как человек демократических взглядов, весьма вольнолюбивый. Отличался он еще одним свойством — большим трудолюбием. У нас за все годы моей работы в парламенте было всего два депутата, которые читали все без исключения законопроекты с карандашом в руках. Злые языки говорили, что не они сами прочитывали законопроекты, а с ними работал целый штат юристов, нанятых их спонсорами. Так это или нет — в любом случае результат был налицо в Овальном зале, когда Пашкевич вставал и по каждому сколь-нибудь значимому закону излагал свое приватное мнение. Причем он отстаивал его — очень убежденно, не жалея ни сил, ни нервов. Наиболее знаковые законы, по которым высказывался Пашкевич, — закон о свободе вероисповеданий, о свободе информации и другие. Мы с ним всегда выступали категорически против всего спектра законодательства, регулирующего жизнедеятельность партий и общественных объединений. Мы считали, что эти законы неоправданно жесткие, замораживающие жизнь гражданского общества. Выступал он часто, по существу, интересно…

Но наши мнения достаточно часто расходились с Пашкевичем — по взглядам он был ближе к национал-демократам.

Комментарии этого интервью на сайте газеты:

PRAVDALENA
Хорошо Пашкевичу из-зи океана рассуждать о том какая оппозиция! А то, что сегодня мне жить не хочется на свете только от того, что жить приходится в дерьме, политическом и нравственном. Когда от власти ждешь только открытого нарушения моих законных прав и повсеместной лжи, сопровождаемой насилием и унижением моего человеческого достоинствоа. А я, господин сбежавший вертикальщик, прожила жизнь честную, достойную, вырастила прекрасных умных детей, которыми могу похвастаться, была в свое время преданным стране гражданином, пока не столкнулась с этой страшной системой лжи в государственном масштабе! И сегодня у меня единственное желание примкнуть к тем, кто пусть невсегда результативно противостоит власти, но борется с ней как может! Из ничего не вырастит та дубинка, которая ответит этой поганой системе за ее кровавые дела! А вы процветайте в демократии, на которую вы можете лаять даже живя там! Позор вашим прошлым делам и сегодняшней позиции! Вы — трус и не имеете права возвращаться в эту страну!
АЛИНА
действительно, такое впечатление, что Ван-Ваныч никуда не уезжал и даже,более того, не выходил из администрации…(«во всем виновата нетерпимая оппозиция» по его мысли)..сидите уж там, дорогой. тут таких как вы хватает…ну и самое загадочное для меня лично — как согласуется христианская мораль с его стремлением ухватить кусок или рыбку в любой водичке…
LANA (19.03.2011 05:13)
Мне не понятно как христианин и комсомольский работник может быть в одном лице… может он шпион!???



Categories: Новости

Погода в Столине

RSS Новости от TUT.by

Подписаться на сайт по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.